День 106. Дано будет

                                                                                                   Е.

По утрам он ходил по улицам. Город был нахмуренный, злой. Швырялся в лицо жестким снегом, протяжно лаял бездомными собаками, таял. Любил заносы и изморозь, серые плиты и бетонные ограждения, царапающие низкое небо.

Брусчатка лежала потертая, истасканная временем. Голодно было. Морщинистые руки чистили картошку. В войну, говорили, очистки добавляли в тесто и пекли.

Хлеб выходил пышный и слегка кисловатый.

Фотографии были выцветшие. Узнать кого-либо было невозможно. Он переворачивал страницы, отхлебывал горячий чай из алюминиевой кружки и тер уставшие глаза. Слезились.

Во время дождя размывало дороги и стекла превращались в зеркала в потусторонний мир. Птица садилась на изгородь и иногда встряхивала головой. Не улетала.

Когда начинали попадаться первые прохожие, боль уходила. Понимал, что он один из всех. Ничего особенного. Были до него и после него будут.

Летом были васильки и колокольчики, пыль дорог и горечь полыни. Приезжала Айсылу. Катались на потомственных рысаках, пили парное молоко и смеялись без повода, как дети. Счастье, легкое и необъятное, как облако.

Падали в рожь. Колосья были тяжелые, налитые землей и Солнцем. На ощупь тугие и податливые, как молодое вымя.

Тёплые губы осторожно брали сахар с протянутой ладошки и доверчиво опускали голову на плечо.

Сны бывали часто, но не запоминались. Иногда снились горящие избы, иногда — егоза. Месяц над заставой был нелюдим и будто надкушен. Тяжелый снег с трудом позволял обход. А только начало смены! Он уставал и был неразговорчив. Его не будили.

Сандали набирали пыли и становились грязными. Голова кружилась от дурмана трав и бескрайних степей. Иногда ночью он вставал и выходил в амбар. Мирно сопели собаки. Ветхий колодец отражал луну на поверхности. Он зачерпывал воды и умывал лицо.

Иной раз по ночам приходили они. Бесшумно входили в избу и становились у изголовья. Сон становился чуткий, тревожный. Беспокойно метался, простыни становились влажными.

Он подходил к реке и опускал руку в воду. Река лениво несла свои воды, в которых изредка попадались опавшие листья. Красное. Оранжевое. Желтое. Упасть бы навсегда в мягкое и непонятное.

Утром было свежим. Асфальт, окурки. Дешевая мебель и стойкое похмелье в четырех стенах.

На ее ресницах таяли снежинки. Целовал ее губы — соленые от слез. Опухшие глаза, поникший взгляд. А чего плакала — кто вспомнит...

После переезда перебирал дневники отца. В юности читать их запрещалось — мал еще. Открыл много позже, когда интерес пропал. Исписано мелким, неразборчивым почерком. Затаенные надежды и огорчения, жизнь!

Лето дышало в лицо наготой, бурьяном, дерзостью.

А еще он помнил, как носил цветы своей Первой Женщине. Ну как женщине — ей было девять. Чудо с двумя косичками. Набрал охапку одуванчиков — а у нее аллергия. Не взяла. Покраснела и убежала домой. Целый день не выходила. А потом стала гулять, как ни в чем не бывало.

Через год переехала.

Осень кидалась листвой, куталась в колючий шарф, пила чай с лимоном. Мысли просились нехорошие. Тошно было.

А иногда ему удавались стихи. Стихи такие, что он хлопал себя по колену, вскакивал и начинал ходить по комнате. Или подолгу в задумчивости глядел в окно.

Вспоминал влажные губы и еле заметные бугорки под одеждой.

И он слышал голос. Кого-то невидимого, сидящего на плече. В детстве этот голос корил его за плохие поступки, в юности призывал к наглым, отчаянным действиям. Всегда и всюду был с ним этот голос. Теперь он шептал — Дано будет. И он верил этому голосу.

Обсудить у себя 1
Комментарии (2)

Хорошо написано.
"В войну, говорили, очистки добавляли в тесто и пекли"… В войну (я так понимаю, Отечественная имеется ввиду) очистки варили и ели с полученным наваром. Тесто… В Ленинграде что такое тесто не знали с 41-го по 44-й

Спасибо) приятно, что Вы нашли что-то близкое и интересное Вам

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Сахаров Денис
Сахаров Денис
сейчас на сайте
Читателей: 21 Опыт: 786.781 Карма: 6.74063
все 22 Мои друзья